strelka

З А Я З Ы К О М

13 Апр
2015

Наведаться к обнаруженному накануне блиндажу немцев и  взять "языка" командир роты поручил лейтенанту Попову и отделению сержанта Сомова. В поиск были назначены рядовые Шадрин, Лихачев, Ехлаков, Коровин, Красноперов и ефрейтор Дедюхин.

     Поздно вечером, надев поверх полушубков и ватных брюк белые маскировочные халаты, взяв автоматы и большой запас патронов и гранат (планировалась блокировка блиндажа), разведчики собрались у землянки

 

комбата. Построились. Лейтенант Попов доложил о готовности. Эрастов был краток.

     — Ребята, — обратился он к молчаливому белому строю, — вам предоставляется право первыми открыть счет батальона по "языкам". Позавчера это могли сделать разведчики лейтенанта Архарова, но они только опозорились и больше ничего. Один из них — растяпа, иначе и не назовешь — задел маскхалатом за колючую проволоку! Конечно же загремели консервные банки, немцы тут же повесили фонари и открыли заградительный огонь. Половину группы побило минами, остальные получили тяжелые ранения. Вот такой получился у нас 1-й поиск! Прошу вас, будьте, пожалуйста, внимательны и осторожны!

     Он подошел к правофланговому и начал прощаться, пожимая каждому руку и приговаривая: "Желаю Вам удачи!"

     Пожав руку замыкающего, комбат повернулся к Попову.

     — Саперы прибыли?

     — Так точно! Ждут нас в траншее у Плотникова (Плотников  был командиром стрелкового подразделения на данном участке  фронта).

     — Ну, как говорится, с Богом!

     И вот передний край уже позади. Группа ложится в снег. Осторожно, друг за другом разведчики ползут к темным кустикам лесопосадки. То и дело взлетают ракеты, и приходится замирать на месте, вжимаясь в колючий снег.

     Шадрин полз последним, стараясь не упустить из вида валенки Володьки Лихачева. Стоял мороз, а Александру от нервного напряжения было жарко. Да, тяжелы заснеженные метры нейтралки! "Скоро что-ли кончится эта ничейная земля? — думал Шадрин, извиваясь на снежной борозде, — и почему она называется так? Она же наша, советская!"

     Вдруг он уткнулся головой в валенок Лихачева и замер. Что за остановка? Саперы режут колючку? Или? Шадрин замер, прислушиваясь. Но все было тихо. А тут и Володькин валенок исчез. Александр быстро пополз вперед, стараясь не отстать, и увидел, как Лихачев исчез в проделанном саперами проходе. Стараясь не разглядывать смутные очертания лежащих по обеим сторонам дыры саперов, Шадрин нырнул в проем и вдруг  почувствовал бешеные удары своего сердца: "бух-бух-бух!". Усилием воли он заставил себя поползти дальше, изо всех сил стараясь вжаться в снег поплотнее к земле-матушке. "Ух, пронесло! — с облегчением вздохнул он через несколько метров и ускорил движение, стараясь догнать валенки Лихачева.

     Наконец уткнулись в первую траншею немцев. Здесь разведчики разделились. Группа прикрытия осталась на месте, остальные, перебравшись через ров, взяли правее и поползли к невидимому пока блиндажу. И вот, наконец, ползший впереди всех лейтенант Попов замер на месте, заметив редкие, но видимые в темноте искорки, вылетающие из печной трубы блиндажа. Остальные разведчики приблизились к своему командиру, образовав некое подобие полукруга. Лейтенант тронул рукой плечо Дедюхина и чуть кивнул головой. Это был условный сигнал. Фрол полез за гранатой, чтобы кинуть ее к двери блиндажа, но тут Сергей Ехлаков начал отчаянно жестикулировать Попову, скинув одну рукавицу и сунув ее под нос командиру, дескать, надо бы заткнуть ей трубу и этим выманить немцев наружу!

     Лейтенант жесты понял и, согласно кивнув, подал Дедюхину сигнал отбоя. Тогда Сергей встал и спокойно пошел к трубе, а здоровяки Коровин и Лихачев притаились по обеим сторонам входа в блиндаж. Вскоре после того, как Ехлаков сунул рукавицу в трубу, в блиндаже послышались неясные гортанные голоса, и заскрипела, открываясь, дверь. Из блиндажа вышел ничего не  подозревающий безоружный немец. Коровин обхватил врага, прижав его руки к туловищу, а Лихачев тут же засунул в рот  онемевшему фрицу приготовленный кляп и быстро опутал его прижатые руки крепкой веревкой. Затем они взялись за плененного с двух сторон и быстро побежали с ним к месту прохода в колючей проволоке. За ними потянулись и Шадрин с Дедюхиным. Задержавшийся Ехлаков легонько постучал по трубе и вытащил рукавицу обратно, а лейтенант с гранатой в руке  заглянул в приоткрытую дверь блиндажа. При свете коптилки он увидел , что находящиеся там немцы … играли в карты! Попов от удивления покачал головой, спрятал гранату обратно в карман и, повернувшись, потянул за собой подошедшего Сергея, дескать, уходим!

     В считанные минуты они догнали своих уже там, где была оставлена группа прикрытия, и все, не задерживаясь, побежали дальше, к проему в колючей проволоке.

     Лишь только тогда, когда и разведчики, и саперы ввалились в траншею нашего боевого охранения, немцы всполошились. В небо одна за другой взлетели ракеты, поднялась стрельба из  автоматов, пулеметов и минометов.

     — Пали, пали! — весело проговорил Коровин, доставая кисет, — теперь можно и послушать вашу музыку.

     Вскоре, переждав суматошный обстрел, разведчики благополучно подошли к землянке комбата и построились. Пленный, понурив голову, стоял рядом. Уже предупрежденный по телефону Эрастов вышел из своего жилища. Лейтенант  Попов доложил ему о выполнении задания и о выдумке рядового  Ехлакова, благодаря которой группа вернулась без потерь.

     — Молодцы! — похвалил комбат, — особо отличившихся  представим к наградам!

     — Служим Советскому Союзу! — был ему бодрый и дружный ответ.



Комментарии закрыты.

-->