strelka

РАЗВЕДКА БОЕМ

19 Апр
2015

Артподготовка началась ровно в 10 часов. Загудела, застонала земля. Огненными стрелами стали пронзать небо реактивные снаряды гвардейских минометов. В бинокль Ведерникову хорошо было видно, что их разрывы ложились точно по переднему краю немцев. В воздух взлетали обломки бревен, какие-то непонятной

формы предметы, фонтаны земли, и начинало бушевать рыжее пламя беспощадного огня. Море огня по всему передку вражеской обороны!

     -Да-а, серьезный аргумент эти "катюши"! – сказал находящийся рядом лейтенант Попов. Он родился и вырос в степи, и своими привыкшими к большим расстояниям глазами и без бинокля видел, как здорово работала эта наша чудо-техника.

     — Да, но долетят ли ее снаряды до тех грандиозных дотов, о которых вы докладывали и которые нам вместе с батальоном Плотникова придется брать штурмом? — вслух произнес Ведерников, не отрываясь от бинокля , но, видя, что огонь "катюш" переносится в глубь обороны противника, тут же с удовлетворением добавил:

     — Кажется, долетают! Ну, держись, немчура!

     Через полтора часа разведчики  Попова были уже возле одного из дотов, упоминавшихся Ведерниковым. Вслед за одной из рот Плотникова они беспрепятственно проскочили первый оборонительный рубеж немцев. Очагов сопротивления не было.

     Не пришлось штурмовать  и сам дот, так как никто из его амбразур не стрелял. Пехота ушла дальше, а в дот Попов для проверки направил  сержанта Сомова с его подчиненными. Войдя в дот, все отделение было потрясено увиденным  зрелищем: у амбразур сидели, как живые, вражеские стрелки. Казалось, что они сговорились притвориться мертвыми и не замечать появления наших солдат.

     — Надо же! — воскликнул Сомов, — Шадрин, позови командира, пусть сам посмотрит на это чудо!

     Попов зашел, глянул …

     — Это ударная волна, ребята, их убила! Документы только заберите, а их оставьте так, как есть, пусть другие посмотрят. А если немцы вернутся — тем более!

     Разведчики быстро стали собирать документы у мертвецов, валяющиеся на полу бумаги и складывать все в специально приготовленный мешок, который держал в своих крепких руках Борис Матвеев.

     Когда была поднята последняя бумажка, Попов скомандовал, поворачиваясь к выходу:

     — За мной!

     На доте действие "катюш" закончилось. Дальше разведчики увидели результаты работы обычной артиллерии – разбитый офицерский блиндаж, среди обломков которого валялись груды пустых консервных банок из-под норвежских шпрот, порожние бутылки из-под французского коньяка, конфетные коробки.

     — Неплохо пожили фрицы! — заметил Михаил Красноперов, подпинывая банки, — со всей Европы жратва-то собрана!

     — Ага! — согласно кивнул головой Сомов, — а у солдатского блиндажа, помнится, только банки из-под прессованного гороха валялись, да ломти тяжелого черного хлеба!

     Между тем разведка боем забуксовала. Немцы вызвали авиацию, и она в какие-то полчаса разбомбила всю группу танков, приданную батальону Плотникова. Погибло и много пехотинцев. На роты обрушился шквал огня глубинной  линии вражеской обороны. Немцам пришлось "расконсервировать" все молчащие до этого боя и засекреченные батареи (их местонахождение теперь фиксировалось нашими наблюдателями). Были брошены к месту прорыва и резервные немецкие части, которые тут же контратаковали залегшие и не успевшие окопаться наши роты. В одном месте дело дошло до рукопашной. Спасли положение подоспевшие на помощь "эрастовцы",

     Видя, что дальнейшее противостояние бессмысленно и может только усугубить положение, Плотников дал приказ отходить. Его адъютант тут же выстрелил в небо двумя зелеными и одной красной ракетами.

     Наша артиллерия начала бить по обнаруженным вражеским целям, и под  прикрытием ее огня поредевшие роты Плотникова, вернулись на исходные позиции. Вместе с ними возвратились и разведчики Эрастова.



Комментарии закрыты.

-->