strelka

Н А Б Л Ю Д А Т Е Л Ь Н Ы Й П У Н К Т

12 Апр
2015

     На этот раз сержант Сарапулов остановил свой выбор на уроженце Непряхи — рядовом Сергее Ехлакове. После завтрака с  автоматами и биноклем они отправились в траншеи переднего края на оборудованный

 

недавно НП.

     День выдался ясный, безоблачный. Щеки покусывал небольшой морозец. Оборона немцев тянулась по далекому отсюда  заснеженному скату высоты. Сарапулов долго и внимательно вглядывался в еле заметные бугорки брустверов траншей, в  находившиеся чуть левее темные кустики. Там, очевидно,  находилось вражеское боевое охранение, не подававшее, правда, признаков жизни. Сержант передал бинокль Ехлакову и тихо сказал:

     — На, понаблюдай, а я отдохну.

     Поднося окуляры к глазам, Сергей так же тихо спросил:

     — Товарищ сержант, а кто придумал бинокль?

     — Не знаю. Это было давно, лет двести, а может и триста назад то ли в Италии, то ли в Голландии. А ты, говорят, непряхинский?

     — Да. Там родился, там и женился.

     — И дети есть?

     — Мальчонка, совсем еще несмышленыш.

     — И свадьбу играли?

     — А как же! В деревне без этого нельзя! Иначе никто и не считал бы нас с Катериной мужем и женой. Да и опасно семью заводить без обряда, очень опасно!

     — Как понять твои слова?

     — А так и понимайте, товарищ сержант — от злых сил защита  должна быть!

     — От чертей что-ли?

     — Не знаю, может и от них тоже. А это ничего, что мы с Вами разговариваем?

     — Ничего, мы же тихонько. Да-а, серьезная у вас, видать, деревня. Старинная. А я со своей Марией без свадьбы обошелся. Да и откудова денег-то больших взять?

     — Ну, мы тоже не сразу собрали все к свадьбе-то. Два  месяца великая неделя длилась, пока наготовили съестного,  наварили бражки: семьи-то наши небогатые. 

     — А жена у тебя из какой деревни?

     — Из Яромаски.

     — И как ты с ней познакомился?

     — До смотрин я ее и не видал. И она меня, конечно, тоже. А через два дня после смотрин назначили рукобитие. Это значит, все вопросы решили, со всем согласились, и мой батя с ее отцом пожали друг другу руки.

     — Ммм… Понятно. Дай, я теперь понаблюдаю.

     Сарапулов взял у Ехлакова бинокль и стал смотреть. Но  на высотке по-прежнему  не было заметно никаких признаков жизни.

Проходил час за часом. У обоих стали уже коченеть ноги, когда Ехлаков неожиданно схватил своего командира за рукав полушубка:

     — Смотрите, смотрите, товарищ сержант, там дымок! У кустиков!

     — Где? Где? — Сарапулов взял бинокль, вгляделся.

     У края бруствера, подходящего к кустам, мелькнула одна, затем другая человеческие фигуры. На белоснежном фоне их темная одежда была очень хорошо заметна. А откуда-то из-под  земли выходил кудрявенький голубоватый дымок.

     — Блиндаж у них тут! — воскликнул сержант, — застыла немчура, решили печку растопить средь бела дня. Не зря мы с тобой сегодня тут сидели, не зря! Есть что доложить ротному!



Комментарии закрыты.

-->