strelka

2013. Частоты (Frequencies). Мера

29 Ноя
2014
34
— Симулятор, но не игра. Отражение —  симулятор жизни.
— Чьей?
— Всех нас.
— Ты смоделировал на основе нашего мира?
— Мы знаем, что математически возможно только одно правило, чтобы оно постоянно повторялось, при этом повторяя результаты, казалось бы случайные. Моя гипотеза в том, что в жизни не бывает случайностей. Я верю, что работает одно правило, одно равенство,  один набор действий, которые действовали с появления первого элемента материи.


— Увлекательно.
— Жизнь кажется хаотичной, но на самом деле это — всего лишь черезвычайно сложный шаблон.
— Ты понимаешь, что пытаешься отыскать код жизни .
— Симулятор не идеален, но…
— Если то, что ты говоришь правда, значит мы всего лишь сложные машины. Что у нас нет души, а значит нет и свободной воли.
— Простите, но так ли они важны?
—  Ладно, я, пожалуй, соглашусь с тобой. Хотя, если это так, ты можешь мне верно сказать, что случится в будущем?
— Разумеется.

 «2014. Частоты» — рассуждалки об алгоритмике мироздания, Мере.

Как с ней быть.
Уже теперь, когда многие осваивают программирование действительности (паттерны, в фильме переводят шаблонами, да, это правильно… но все программисты знают просто паттерны). Код, меру, которую открыл Тео (), нельзя изменить. Мы все существуем по заданным правилам. Они предопределены. И в Праведности и в Попущении, везде. И в фильме основной вопрос — каково быть роботами Бога?  Когда ты идешь только прямо, не сворачивая… куда?..
Кто-то в фильме говорит, что душа и свобода воли тогда побоку… кто-то говорит, да какая нафиг разница… А Тео просто упоен процессом вычислений.
Скоро будет важнейший вопрос для всех в КОБ.
 Мы , когда встаем на путь праведности, следуем алгоритму, способствующему движению к человечности. Отклонение от праведности нас вовлекает в Попущение, где такие же алгоритмы. Шаг влево, шаг вправо — Попущение, прямая дорога — Праведность. Отсюда напрашивается — мы в определенном роде сложные , роботы.
Вот, как происходило открытие Тео (бог — греч.), который символизирует молодое поколение Глобального предиктора, алгоритмики мироздания. Что он по этому поводу думает, а может дезинформирует кого-то:
91:57
— Но почему мы не можем рассказать им?
— Потому что люди предпочитают не обладать самосознанием, которое способно вернуть их на один уровень с братьями нашими меньшими.

92:31

Отец Тео:
— Где спонтанность?
Тео:
— Если мы — машины, значит все уже предопределено, спонтанность  — это иллюзия.
Отец Тео:
— Нет. Мы по прежнему обладаем волей. У нас по прежнему есть душа. И есть воображение.

92:52
Тео пишет на доске. Последовательность символов тональностей.
Правило первое. Рисует пирамиду (толпо-элитарную?) Правило второе, расчерсивает ее на клетки. Правило семнадцатое. Закрашивает шахматкой (Матрица?). Правило двадцать девятое… Правило тридцатое пишет уже юноша.
Дает работу отцу.
— Что это?
— Код, который я извлек из музыки Моцарта. Он лежит во всех его работах, не видимый глазу.
— Я думал, ты все это время писал музыку.
— Я считаю, что этот код управляет всем. Вся Вселенная произошла от одного простого кода, который повторяется бесконечно, делая ее бесконечно сложной, но чрезвычайно предсказуемой. Код еще не идеален, я работаю над ним.
Далее повторяется эпизод 34 минуты о симуляторе Вселенной.

Но есть карта с координатами школы, вид школы.

98:28
Вы абсолютно нормальны… для машины.

99:10

Молодые идут по улице:
— Как ты себя чувствуешь?
— Самой везучей девушкой в мире.
— Ты и есть самая везучая.
— Была.
— О чем ты думаешь?

Тео говорит с отцом, что он видел этот разговор:

— Ты скажешь мне, что по твоему, я никогда не доведу уравнение до ума, что свбодная воля не иллюзия, что  творчество и импровизация  существуют. Я не соглашусь с тобой, но меня не интересует судьба отдельного индивида. Что меня интересует — это универсальная симфония.

Исаак девушке:

— Ты всегда ведь получала все, чего хотела, так? А чего ты хотела больше всего на свете?
— Чувствовать. Любить. Ты хочешь сказать, что природа создала тебя для меня, чтобы ты дал мне то, чего я хочу?

Тео отцу:

— Я скажу тебе, что когда уравнение будет доведено до совершенства, я узнаю истинный шаблон, ты спрсишь, какой от этого толк, а я отвечу тебе: знание бесполезно, если оно частично. Таким образом не познать истину, все остальные тоже будут знать отрывки. Только я буду знать все.

Исаак:

— Но в этом случае у нас не было выбора.

Тео отцу:

— Ты спросишь, не скучаю ли я по сюрпризам. Я отвечу, что не смотря на то, что я знаю финал, есть некая радость от наблюдения за спектаклем.

Молодые отошли печально друг от друга.
Тео наслаждается тем, что когда он барабанит пальцами, то все начинают барабанить.

Отец Тео:

— И здесь я говорю прощай, не так ли?
— Да.

Девушка Исааку:

— Привет.
— Здравствуй.

Отец Тео:

— Прощай. (Гуд бай разве —  прощай?)

-Прощай.
Девушка (не помню, как зовут) Исааку:

— Если ты прав.
— Если я прав, то это означает, что эту минуту нам дала не любовь, это была судьба. И я здесь лишь для того, чтобы угождать тебе. Значит все было предопределено, нет свободы, нет ответственности, и знание никоим образом не определяет будущее. (В их школе висел герб с девизом «знание определяет будущее») 
— Да. Но какая разница?
— Для меня никакой.
— И для меня тоже.

Тео, сидит один и что-то нажимает  в телефоне.

— Ну, конечно, идеально. О… я понял.

Вот, как я ответил себе в феврале на вопрос о том, роботы ли мы Бога:
Робот, программа (животные) не могут себя перепрошивать. Мы можем. Мы не роботы. Но просто понятия свободной воли не достаточно, вы видите, как оно обыграно в фильме, чего же изволите, коль все предопределено… Понятие свободной воли необходимо всегда применять с целью, для чего свободная воля. Потому что мир создан для безконечного развития, а при использовании свободной воли для развития мы соучаствуем в предопределении бытия. Мы становимся сотворцами с Богом. Именно для этого нас сюда и определил создатель наместниками, работать на местах. Поэтому понятие сакральность связано с обеспечением развития.Это какие-то ГП-шные проявляются мыслеформы, похоже. Кто-то рассуждает вслух.
Или делает последним кадром фильма намек, что чего-то накопал? Но мы знаем, что:
И хитрили они, и хитрил Аллах, а Аллах — самый хитрый из хитрецов.


Комментарии закрыты.

-->